Нас убили, но мы возродились в другом месте, здесь.

Сбор средств Новороссии

#1 2017-01-18 15:53:30

fireman
Участник
Зарегистрирован: 2013-05-15
Сообщений: 13,438
Windows 7Chrome 55.0.2883.87

О Чубайсе, прекрасное

original.jpeg
...В экономической сфере наше правительство намеренно твердо придерживается политики протекционизма и уже создает условия наибольшего благоприятствования для отечественного производителя. Одновременно приняты меры для обуздания инфляции, размер которой не должен превышать двух процентов в год... С этой целью упразднены некоторые необоснованные налоги на российскую промышленность и сельское хозяйство, создается система государственных дотаций... Значительно снижены внутренние тарифы на энергоносители, особенно на электроэнергию, непомерно вздорожавшую из-за преступной деятельности прежнего руководства РАО ЕЭС... Что же касается импортных товаров, то здесь, как сказал премьер...
– Трамтарарам! – грязно выругался господин Чубайс, выключая телевизор. – Рьяно взялись за дело, сучьи дети! Глядишь, и впрямь вытянут Россию из той пропасти, куда мы ее усердно спихивали долгие годы. Зар-р-разы!!!
Соскочив с дивана, он нервно заходил по комнате взад-вперед. Поросшие розовым пухом кулаки судорожно стискивались. Холеное рябоватое лицо кривилось в злобных гримасах. Чубайса распирала дикая ненависть к «этим новым», недавно пришедшим во власть. Благодаря им он, вершитель судеб страны, в буквальном смысле державший Россию за горло, стал в одночасье простым гражданином. Хотя и очень богатым...
– Зар-р-разы!!! – с чувством повторил Чубайс, пнув ногой подвернувшееся по пути кресло. – Знал бы заранее – в порошок растер, с дерьмом смешал! В их бы собственной крови утопил! Свалились, блин, как снег на голову!!!
Тут бывший «вершитель» был абсолютно прав. Действия «этих новых (на самом деле достаточно хорошо известных политиков) явились для всех полной неожиданностью. Сперва они с подачи преемника постепенно прибрали к рукам бразды правления. Резких движений не делали, деклараций не провозглашали, и обыватели поначалу ничего не заподозрили.
Но потом...
За окном во дворе послышался подозрительный шум. Чубайс вздрогнул, насторожился. В памяти молнией вспыхнули недавние слова диктора о «преступной деятельности». По спине потек холодный пот. Внизу живота предательски екнуло. «Неужели?!!» – мелькнула паническая мысль. Он напряженно вслушался в тишину. Ничего!!! Старинные стенные часы начали мерно отбивать полночь. Их звук почему-то успокоил свергнутого «вершителя». «Глупости! – тряхнул головой он. – Если б хотели – арестовали бы сразу, как кой-кого из моих друзей-приятелей. Тех замели в первый же день, чирикнуть не успели. А меня... меня отстранили от должности. Не более!!! Даже охрану личную оставили. В общем, не беда, выплыву, как неоднократно выплывал прежде. Недаром меня прозвали „непотопляемым“...
Шум повторился, на сей раз в коридоре. «Вероятно, прислуга напилась и безобразничает», – решил Чубайс.
– Дворецкий!!! Что там за безо... – начал наливаться кровью он и вдруг осекся. Дверь настежь распахнулась. В комнату вошли трое в армейских камуфляжах, с офицерскими погонами на плечах. Позади них маячила белая как мел физиономия дворецкого.
– Вы арестованы, – лаконично сообщил старший из незваных гостей – плотный, широколицый майор. Двое других сноровисто завернули ошалевшему Чубайсу руки за спину, застегнули на запястьях наручники и в согнутом виде повлекли его к выходу из дома. В коридоре и на крыльце лежало несколько неподвижных тел охранников, однако бывший «вершитель» не обратил на них ни малейшего внимания. «Пропал!.. Пропал!.. Пропал!» – тоскливо колотилось в опустевшей голове. Чубайса подвели к открытым дверям «автозака», выкрашенного в грязно-зеленый цвет
– Залезай, рыжий черт! – скомандовал майор и с силой наподдал ему коленом в зад...
Путешествие продолжалось недолго. Минут через пятнадцать машина, содрогнувшись всем корпусом, остановилась. Бывшего «вершителя» бесцеремонно вытолкнули наружу.
– Но как же... как же... Где тюрьма?!! – с ужасом залепетал он, озираясь по сторонам. Вокруг расстилался темный, скованный морозом лес. Впереди по ходу движения виднелся глубокий заснеженный овраг, освещенный фарами «автозака».
– Тюрьма, говоришь, – усмехнулся второй офицер с погонами капитана. – Так она для других, которые меньше нагадили. А тебя просто расстреляют – здесь и сейчас!
– Это беззаконие!!! – истерично взвизгнул Чубайс. – Вы не имеете права!!! Это... это противоречит всем нормам!!!
– Заткните ему пасть, – распорядился майор.
Чубайсу сунули в рот новенькую резиновую «грушу». Затем надрывно мычащего, дергающегося, рыдающего «вершителя» подтащили к краю оврага и наскоро зачитали приговор. Сухо треснул выстрел. Боли он не почувствовал. Только ощутил мощный толчок в затылок, вылетел из собственного тела и завис в воздухе над головами палачей.
– Собаке собачья смерть, – сказал один из них, спихивая ногой вниз труп с размозженным черепом.
– Прикопать бы надо. Не по-христиански как-то получилось, – неуверенно заметил другой.
– А он никогда не был христианином, – отрезал майор. – Более того, всю жизнь...
Продолжения Чубайс не слышал, оглушенный страшным нечеловеческим ревом. Лес, овраг, расстрельная команда куда-то исчезли, а сам он очутился в громадной, задымленной пещере с черными сводами. Высоко под потолком парила металлическая пентаграмма, испускающая лучи ядовито-фиолетового света. На полу в изобилии ползали гадюки, прыгали жабы, копошились белесые черви. В углах пещеры росли странного вида цветы, отдаленно напоминающие тюльпаны, но с окровавленными зубастыми пастями вместо бутонов. Сильно пахло сероводородом. Рев между тем нарастал, и спустя секунды из пустоты соткались гнусные человекообразные существа, похожие на злые карикатуры.
– Грехи твои перечислять не будем, – прорычало одно из них, размером больше прочих. – Слишком долго, да и не к чему. Ты наш однозначно. На тебе клейма ставить негде!
– Негде!!! Негде!!! Негде!!! – жуткими голосами подтвердили остальные.
– Поэтому приступим непосредственно к процедурам. – Урод громко щелкнул когтистыми пальцами.
Бу-бу-у-ум!!! – обрушилось непонятно откуда железное кресло.
– Наш электрический стул, – любезно пояснил демонический начальник. – Располагайся поудобнее.
В следующее мгновение Чубайс неожиданно для самого себя оказался распластанным в этом кресле, как «цыпленок табака» на сковороде. Руки и ноги его опутали прочные ремни. На голову опустился цилиндрический шлем.
– Помнишь, как ты отключал электричество в больницах и роддомах?! – прогремело в ушах. – Помнишь, как тогда по твоей вине умирали новорожденные младенцы и больные на операционных столах?! Сейчас мы вернем тебе ТЕ киловатты.
С гадкой улыбкой бес дернул за возникший из ничего рубильник. Чубайса безжалостно затрясло в кресле. Внутренности стала раздирать чудовищная боль. Глаза выкатились из орбит. На покрывшихся пеной губах застыл истошный вопль. Мир перестал существовать. Остались только боль, отчаяние да злорадно хохочущие демоны вокруг. Бывший «вершитель» потерял счет времени. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем ток наконец иссяк. Чубайс с хлюпом перевел дыхание, случайно глянул на свой живот и снова затрясся. На сей раз от ужаса. Его голое тело (одежда куда-то исчезла) превратилось в обугленную, дымящуюся головешку, а в паху вместо мужского «достоинства» торчал давешний рубильник.
– Красавец! – издевательски заржали черти. – Любо-дорого посмотреть! Вот таким ты и останешься во веки веков!!!
«Опять будут на стуле поджаривать», – затравленно подумал Чубайс, но ошибся.
– Процедура номер два! – рявкнул старший бес. – Голод и холод, на которые ты, рыжий, обрек миллионы людей в земной жизни. Прочувствуй хорошенько эти ощущения!
Грязные лапы грубо схватили Чубайса за рубильник, подняли, раскрутили в воздухе и зашвырнули в зловонную яму. Бывший «вершитель» приземлился в здоровенную лужу ледяной слизи. Она моментально ожила, плотно облепила Чубайса с головы до ног, заползла в рот, проникла в пищевод... И начался кошмар! Все его члены парализовал мучительный холод, а желудок терзали голодные спазмы. Вдобавок перед помутившимся взором мелькали соблазнительные картины: теплая комната с уютно потрескивающим камином, длинный стол, уставленный разнообразными яствами... Он не знал, сколько минуло времени. Возможно, оно просто остановилось. Чубайсу казалось, будто он находится здесь невероятно давно. Едва ли не с сотворения мира...
– Кушать хочешь?! – ядовито-ласково произнес демонический голос. – Так пойдем! На очереди у нас ланч.
Слизь трансформировалась в подобие человеческой фигуры и с размаху пнула ногой «вершителя», как футбольный мяч. Он кубарем прокатился по темному тоннелю и вывалился в гигантский зал без окон, до потолка заваленный бесчисленным множеством прямоугольных бумажек.
– Ваучеры! – прошипел тот же голос. – Сколько народу ты обманул с их помощью!!! А теперь ты будешь их хавать. Все! Это и есть твой ланч!!!
Чубайс против собственной воли сгреб обеими руками кипу ваучеров и запихал себе в рот...
Отвратительный «ланч» затянулся надолго. Чубайс давился, хрипел, рыгал, но воспротивиться приказу не мог и продолжал усердно «хавать». Живот у него раздулся до невообразимых размеров и пульсировал болью, как гниющий зуб. Изрезанный бумагой рот превратился в кровавое месиво. Из глаз ручьями текли слезы, а вокруг в воздухе расселись бесы и надрывались от хохота. Судя по всему, муки «вершителя» доставляли им чрезвычайное удовольствие. Наконец, спустя час, бумага закончилась.
– Вот и чудненько, – удовлетворенно прокаркал старший демон. – Ты слегка размялся, подкрепился. Пора переходить к основной части нашей программы.
– То есть как?!! – испуганно просипел Чубайс. – Разве я недостаточно наказан?!
– Ну и болван! – хором заорали черти. – Конечно же нет! Это была лишь крохотная прелюдия, чтобы ты немного акклиматизировался. А в дальнейшем, по грехам твоим, тебя ожидает куда более жестокая участь. На, полюбуйся!!!
На ближайшей стене появилось что-то вроде экрана. Голова Чубайса самопроизвольно повернулась в ту сторону. Зажужжал невидимый кинопроектор. Он взглянул на экран и страшно, пронзительно завизжал. Там показывали такое... такое... Просто слов не хватает описать! По сравнению с «основной программой» предыдущие издевательства были не более чем детской щекоткой. «Вершитель» почувствовал, что сходит с ума от ужаса. Он заверещал еще сильнее, задергался, как рыба на удочке и... проснулся. Некоторое время Чубайс неподвижно лежал на спине, хватая воздух широко открытым ртом. Сердце лихорадочно колотилось в груди. Тело сотрясалось в зверском ознобе. По заросшему рыжей щетиной лицу струился холодный, едкий пот. Потом, малость опомнившись, «вершитель» суетливо ощупал себя. Ни малейших следов обугленности и ТАМ все в порядке. Нет никакого рубильника!!!
– Сон. Всего-навсего сон! – облегченно прошептал он запекшимися губами.
Минут через пять Чубайс окончательно очухался, утер ладонью мокрое лицо, шумно вздохнул и надменно усмехнулся: «На редкость глупый сон! Неправдоподобный! Возьмем хотя бы эпизод с арестом и расстрелом. Вот так вот, как там, на самом деле быть не могло! Взяли власть в свои руки, а меня арестовали спустя несколько дней. Ха-ха! Бред!!! Фигуру подобного масштаба берут сразу, замораживают банковские счета, конфискуют имущество... Иначе бы меня тут же след простыл. Стал бы я сидеть дома и дожидаться визита расстрельной команды! Ка-а-ак же! Нашли идиота! Кроме того, если к власти пришли типы, не боящиеся тронуть МЕНЯ, они не будут действовать как те, во сне, – воровато, поспешно, бестолково... Они сначала допросят (и не один раз), вытянут всю информацию, заставят вернуть миллиарды долларов, спрятанные в офшорах, а уж потом начнут соображать, как именно со мной поступить. Может, даже и не казнят. Мало ли как там сложится?! Авось поживем еще!!!»
Вышеуказанные умозаключения успокоили Чубайса. Он снова усмехнулся, поднялся с постели, поменял испачканные подштанники, улегся обратно и попытался заснуть по новой. Но едва «вершитель» закрыл глаза, как увидел дьявольский киноэкран, на котором демонстрировались подробности «основной части программы». Чубайса в очередной раз затрясло, из груди вырвался отчаянный вопль. Подштанники опять оказались испорчены. «Нервы полностью расшатались, – решил он. – Надо показаться врачу. Пускай выпишет успокоительное!»
Чубайс посмотрел на часы. Через сорок минут прозвучит сигнал и появится охранник. Тогда он, не откладывая дела в долгий ящик, попросит отвести его в санчасть. Охранник вряд ли откажет.
Это вам не Матросская Тишина и не Бутырки. У обитателей лефортовских одиночек есть определенные привилегии!.. Чубайс поморщился от неприятного запаха (третьей смены исподнего у него не было), поудобнее устроился на нарах и начал дожидаться сигнала «Подъем»...


"Луна — твердая." С. Королев

Неактивен

Сейчас в этой теме форумчан: 0, гостей: 1
[Bot] CCBot

Подвал форума

Под управлением FluxBB

[ Сгенерировано за 0.031 сек, 10 запросов выполнено - Использовано памяти: 1.16 Мбайт (Пик: 1.26 Мбайт) ]